Желтый кумар

Китай превратился в марихуановую сверхдержаву

Желтый кумар
Китайцы обошли американцев в «марихуановой гонке».
Пока европейские и американские ученые лишь начинают исследовать
полезные свойства каннабиса, в Китае уже вовсю колосятся кусты с
листьями узнаваемой формы. Для Китая «трава» — не новомодный продукт, а
неотъемлемый компонент народной медицины с тысячелетней историей.


«Если кто-то употребит слишком много, будет видеть призраков
и носиться как сумасшедший. Если же принимать понемногу, но долго,
можно наладить общение с Богом», — говорится о каннабисе в медицинском
трактате «Канон корней и трав Шэнь-нуна», написанном в I или II веке
нашей эры.


По преданию, автор трактата — сам Ян Ди, один из трех легендарных
правителей Китая, обучивший людей земледелию и изобретший плуг.


На протяжении тысячелетий каннабис упоминается в китайской
литературе: в основном, правда, речь идет о семенах и волокне. Лечебные
свойства тем не менее обсуждаются в медицинских трактатах.
Предполагается, что именно каннабис использовал в своем обезболивающем
порошке «Ма Фэй Сань» врач Хуа То еще в III веке нашей эры. Четыре века
спустя — во времена династии Тан — выдавленный из листьев конопли сок,
по-видимому, применяли для анестезии при тяжелых травмах — например,
переломах костей.


Китайский трактат по акупунктуре

Китайский трактат по акупунктуре


Марихуану на протяжении сотен лет рекомендовали то как лекарство от
забывчивости, то как средство от «ветра в теле» — психических
расстройств. Первый задокументированный случай применения конопли для
обезболивания упоминается в «Книге мыслей Бянь Цюэ», написанной в 1146
году. Порошком из каннабиса облегчали боль при моксотерапии,
традиционной китайской практике прогревания биоактивных точек тлеющим
кончиком полынной сигары.


Ученые не могут прийти к единому мнению о том, какие именно свойства
марихуаны позволяли врачам Древнего Китая лечить пациентов. Определенным
терапевтическим эффектом обладает как каннабидиол
(КБД) — он не оказывает влияния на психику, но помогает справиться с
воспалительными процессами и успокоиться, так и психически активный тетрагидроканнабинол (ТГК). Уровень содержания этих веществ в растениях зависит от сорта марихуаны.


Но больше всего китайцы ценили коноплю за волокно, из которого
получались отличные веревки и ткань. Поэтому в народе старались
высаживать только волокнистые сорта: в них, как правило, ТГК немного. Со
временем эти сорта почти полностью вытеснили «психоактивные», и по
всему Китаю распространилась условно «ненаркотическая» конопля.


Исключение — марихуана с высоким содержанием ТГК, сохранившаяся на
территории современного Синьцзян-Уйгурского автономного района. Здесь
«траву» использовали как наркотик уже во времена династии Цин (1644-1911
годы). Российский исследователь Чокан Валиханов задокументировал этот
факт в 1858-м.


Курильщики опиума

Курильщики опиума


Однако свидетельств масштабного злоупотребления (и, соответственно,
запрещения) марихуаны — в отличие, скажем, от опиума — было совсем
немного. В Синьцзяне впервые стали конфисковывать ввезенный из-за рубежа
каннабис лишь в 1936 году. То есть выращивали в Китае марихуану
тысячелетиями и проблемы с ее злоупотреблением не знали.


Красный ответ


Всплеск интереса к исследованию каннабиса произошел в конце 1970-х. В
1979-м Народно-освободительная армия Китая (НОАК) вторглась на
территорию Вьетнама: командование быстро осознало, что для успешной
войны в джунглях солдатам нужна подходящая униформа. Ткань из
конопляного волокна пришлась как нельзя кстати: она была «дышащей» и
обладала антибактериальными свойствами. Изучалась также возможность
применения препаратов из марихуаны в походных госпиталях.


В 1985 году Пекин подписал Конвенцию о психотропных веществах.
Каннабис признали опасным наркотиком и ввели суровое наказание за его
производство, употребление и распространение. В соответствии с принятым
властями КНР Уголовным кодексом, за «траву» можно было лишиться жизни:
если при обыске обнаруживали 150 килограммов необработанных листьев
каннабиса, 5 килограммов обработанных или 10 килограммов смолы (гашиша),
приговор — вплоть до смертной казни.


Суровость закона по традиции компенсировалась необязательностью его
исполнения. Власти, как правило, не обращали внимания на фермеров,
выращивающих марихуану с низким содержанием ТГК, — для многих крестьян
это был неплохой источник дохода. Исключение — Синьцзян: там не давали
спуску даже любителям конопляных веревок и рубашек, памятуя о склонности
местных жителей к пагубному пристрастию.


Травяное лидерство


Усилия ученых принесли свои плоды: сегодня среди патентов на
связанные с каннабисом изобретения — множество китайских разработок.


«В западной медицине каннабис только начинают
признавать, а обилие китайских патентов позволяет сделать вывод:
фармацевтика в КНР развивается быстрее, чем на Западе, — указывал Люк
Дучесне, биохимик и бизнесмен из Оттавы на ресурсе InvestorIntel. —
Традиционная китайская медицина воспользуется усиливающимся трендом.
Слоган возникает сам собой: "Вестернизированное традиционное китайское
лекарство скоро будет в вашей аптеке"».


Китайские изобретатели, например, владеют патентами на «улучшающую
иммунитет еду», приготовленную с использованием семян каннабиса, на
средства от пептических язв и от запора.


«Китайцы умнее нас, и у них полно хороших идей, —
сетовал Питер Рейнольдс, глава британской лоббистской компании Cannabis
Law Reform, выступающей за легализацию марихуаны. —

Лекарственный потенциал каннабиса феноменален».


Ученым из КНР удалось вывести сорта конопли, отлично приспособленные
для выращивания и в холодных северных провинциях, и в субтропических
южных, и в пустынной Внутренней Монголии.


Как рассказал
профессор Ян Мин, возглавляющий направление каннабиса в Юньнаньской
академии сельскохозяйственных наук, в последнее время многие китайские
фермеры в поисках выгоды перестали выращивать лен и перешли на
марихуану.


Профессор уточнил: для выращивания конопли нужно получать специальное
разрешение, и легально это можно делать лишь в провинциях Хэйлунцзян и
Юньнань.


«В других провинциях фермеры могут самовольно
выращивать признанные опасными сорта конопли, в которых уровень ТГК
превышает 0,3 процента», — сообщил Ян, уточнив, что власти хотели
отдельно запретить такие плантации, однако не решились из-за возможного
протеста фермеров.


Дикорастущий каннабис в провинции Шаньдун

Дикорастущий каннабис в провинции Шаньдун


Точных данных о количестве выращиваемой в Китае конопли нет.


«Число огромное. Раскрывать его нельзя. Многие фермы, по большому счету, незаконны», — пояснил профессор Ян.
Но почти половина всех мировых площадей под легальное выращивание конопли находится в Юньнане и Хэйлунцзяне.


Неясный юридический статус — последнее препятствие на пути превращения Китая в настоящую марихуановую сверхдержаву.


«Мы видим, что все больше фермеров заражаются
энтузиазмом и высаживают сорта с низким содержанием ТГК. Но марихуана —
это марихуана. Сколь ни было бы мало ТГК, возникновение огромных
плантаций повышает риск злоупотребления наркотиками и появления
множества проблем», — рассказал о страхах властей профессор Юнь Чуньмин.


И все же китайский бизнес «на траве» уверенно смотрит в будущее.
Например, Тань Синь, руководитель Hemp Investment Group — одной из
крупнейших китайских компаний, занимающихся легальным производством
конопли — недавно объявил о крупном совместном проекте с оборонными
структурами. Его корпорация вместе с НОАК разрабатывает препарат от посттравматического стрессового расстройства, использующий компоненты марихуаны. Лекарство проходит заключительные испытания.


У Hemp Investment Group уже есть офисы в США — Тань планирует открыть
их в Канаде, Израиле, Японии и Европе. Он надеется, что разработанное
его компанией лекарство и другие препараты будут продаваться во всех
странах, участвующих в мегапроекте «Один пояс — один путь», в том числе в
России.


«Мы рассчитываем, что в ближайшие пять лет
[марихуановый] сектор экономики Китая вырастет до 15 миллиардов
долларов», — подытоживает предприниматель.


Алексей Наумов


Конопля в Китае сегодня

Конопля в Китае сегодня






promo toomth august 29, 2015 19:00 171
Buy for 100 tokens
Не смотря на дикие пробки на трассе Керчь-Симферополь, я таки выдвинулся сначала в райцентр Ленино, а потом и в город-спутник Щелкино, а уже от туда попёрся на АЭС. В дикую жару, километров через 5 я понял что зря не взял такси... Пришлось намотать километров 20. В следующий раз возьму транспорт.…