Олигархи — марионетки учёных

Олигархи — марионетки учёных

С чем ассоциируются «новые технологии»? С

айподами, плазменными экранами и прочими гаджетами. Это хорошие деревья,
но не лес. Кроме создания удобств и комфорта, современные технологии
выполняют ещё две функции — возможно, более важные, чем первая. Сумма
технологий обеспечивает социальную пластичность и права личности.


Можно много талдычить об освободительной борьбе народов, но почему-то эта борьба стала успешной только в технологическую эпоху. Пятьсот лет назад Гутенберг удачно сыграл в металлические кубики — и книги стали печататься в тысячах экземпляров. Триста лет назад Ньютон придумал математическое описание природы — и всё понеслось, извините за выражение, по экспоненте. Не короли или революционеры, а учёные и инженеры — немногословные, неагрессивные, вышедшие на общественную сцену совсем недавно — стали главными потрясателями социальных пирамид. Они всё время вбрасывают в обиход новые устройства, от которых общественный организм находится в состоянии перманентной лихорадки. Ткацкие станки и паровые машины, трактора и самолёты, электричество и Интернет.

Иерихонские трубы новых технологий постоянно разрушают стены старых состояний и заставляют богачей, задрав штаны, вприпрыжку бежать за каждой новой технологической надобностью. Только успокоишься, скупив золотые прииски, как эти инженеры придумывают керосинку на колёсах, называют её автомобиль, и приходится, чертыхаясь, высасывать из земли чёрную вонючую жидкость. Только прибрал к рукам нефтяные поля, как на сцену выступает какой-нибудь уран, или кремниевый чип, или вообще неосязаемый «гугл». Скорость перемен стала такой, что чуть промешкал — и слетел с первых строк «Форбса», стал второй сорт и минеральный отстой.

Олигархи стали марионетками учёных. Многие капиталисты этого ещё не поняли, но уже ежедневно молятся, чтобы не упали цены на их товар, нефть или металл. Но завтра непременно настанет — и учёные создадут супербатарейку, или сверхпроводящий провод, или трёхмерный принтер, или что-нибудь ещё, меняющее структуру экономики и общества.

Часто решения об изменениях в обществе приходится, скрипя зубами, принимать самим правителям, чтобы не быть сожранными более передовыми соседями. Фабрикам понадобились грамотные рабочие, поэтому крепостных крестьян пришлось освободить. Но учёные с инженерами продолжают разрушать социопирамиды любого толка. Только коммунистические правители выстроили властную вертикаль, воткнув её в пролетариат с крестьянством, как рост технологий свёл оба этих многочисленных класса в одну жидкую прослойку. О причинах распада СССР и отхода Китая от социализма написано много, но мало кто осознаёт силу давления новых технологий. Вот попробуйте представить себе СССР образца 1985 года в нынешних технологических реалиях. Возможен ли полный контроль за средствами связи, печати и пропаганды сейчас, в эпоху интернета, мобильников, «Скайпа» и социальных сетей? Подсаженность советского населения на голубой экран была практически стопроцентная. А сейчас? «Ютьюбы», кабельные каналы, забугорное спутниковое телевещание — народ из комплексного обеда под названием телевидение стал выбирать только съедобные котлеты, а воспитательных мух — выбрасывать. Ксероксы с лазерными принтерами и компьютеры с интернет-библиотеками привели к полной утрате госконтроля за распространением печатного слова. Раньше газета приходила в каждый дом как единственный светоч ежедневной политической мудрости. Теперь армия «живых журналов» молниеносно бьёт батальон традиционных массмедиа. Скрытность и лживость всегда были столпами любой властной пирамиды, поэтому телеоператоры диктатуры гнали в эфир только разрешённые картинки. Сейчас у каждого человека — мобильник с видеокамерой и свой выход в ЖЖ-эфир. Обругает начальник какую-нибудь мелкую сошку или потребует у неё свою законную взятку — и завтра может стать известным всей стране и ЖЖ-космосу.

Науки и технологии — это всегда расширение возможностей. Конечно, первой за эти возможности хватается власть, но долго удерживать их в руках элиты нельзя — они расползаются, уходят в народ и выравнивают соотношение социальных прав в пользу низов. Вычислительные мощности были в руках госучреждений лет тридцать — потом персоналки ушли в народ. Даже космические ракеты были прерогативой крупных стран только 50 лет, а сейчас в космос вышли частные небольшие компании. Технологии гонят наш мир вперёд и порождают всё больше и больше политических и экономических свобод. Свобода перемещения, общения и информации, свобода от утомительного ручного труда и от страха заболеть чумой и оспой — эти свободы выросли не из конституций, а из технологий. Фантасты переживают о том, что высокотехнологическое будущее станет диктаторским, но история последних столетий показывает, что вливание новых технологий в социальный организм стало главным фактором освобождения личности и ухода общества от диктатуры.

За главную пружину истории часто принимали борьбу классов или партий; сейчас ясно, что двигателем истории является цикл воспроизводства технологий: учёные и инженеры создают эти технологии, а общество — размножает и потребляет продукты этих технологий. Этот поток технологий должен сопровождаться обратным финансовым потоком налогов и прочих компенсаций.

Увы, ни один питательный поток без паразитов не обходится. Олигархи и сверхоплачиваемые банкиры с менеджерами стали раковыми опухолями на потоке технологий от их создателей к обществу. Эти опухоли забирают себе ресурсы общественного организма — а часто опухают так, что вызывают технологический застой. Если олигархи, которые сами ничего не изобретают и не производят, а являются всего лишь посредниками, присосавшимися к потоку технологий, оказываются самыми богатыми людьми в обществе, то оно очень нездорово.

Симптоматично, что сравнительно недавно в ряду миллиардеров стали появляться технари, например инженер Генри Форд, создатель дешёвого серийного автомобиля, и авиаконструктор Игорь Сикорский — создатель первого серийного вертолёта. Крупные состояния последних десятилетий всё чаще возникают не у посредников-капиталистов, а у программистов и учёных: Возняка и Джобса («Эппл»), Гейтса и Аллена («Майкрософт»), Брина и Пейджа («Гугл»), Цукерберга («Фейсбук») и др. Даже в России появились программисты-миллионеры, создатели «Яндекса».

Вторая паразитическая группа возникла на налоговом потоке. Госаппарат проедает налоги, которые предназначены не ему, а инженерам, учёным, учителям и медикам. Чиновники — это тромбы налоговых вен. Если чиновники (или их жёны) стремительно богатеют, значит у общества серьёзный геморрой.

Последние 65 лет войны между развитыми державами прекратились, и мировая конкуренция стала исключительно технологической (или экономической). Очевидно, что любые помехи на потоках технологий и налогов отрицательно сказываются на воспроизводстве технологий. Значит, в ближайшем будущем главенствовать на нашей планете будут те страны, где цикл воспроизводства технологий будет самым эффективным. В этих странах учёные и инженеры станут — не правителями, упаси Дарвин! — а самыми престижными профессиями — по университетским конкурсам и общественному вниманию, по материальной и моральной компенсации. А олигархи дружно пойдут в задницу. Вместе с взяточниками-чиновниками. Вместе с обществами, где ими бескорыстно восхищаются и платно гордятся и хором покупают не учебники по программированию, а инструкции «Как выйти замуж за миллионера».

Самое замечательное, что общественные паразиты в принципе не способны принять правильного (в смысле — способствующего своему долгосрочному выживанию) решения в условиях постоянных вбросов новых научно-технических правил игры. Вот чиновники, пытаясь модернизироваться, предлагают ввести «электронное правительство». Но такое «киберправительство» в перспективе сократит число реальных чиновников в раз десять. А если власти будут сопротивляться нововведениям, то соседи быстро обгонят такое государство — и оно уйдёт с мировой арены на галёрку слаборазвитых стран. Народы, которые не сумели наладить эффективное производство технологий, неизбежно займут место чернорабочих при развитых странах.

Знания и технологии — самое выгодное вложение общественных капиталов. Эта простая истина непопулярна в России из-за изобилия нефти и сырья. Жаль. Сто лет назад нефть была лишь заправкой для керогазов, через сто лет о ней снова забудут — она просто закончится. Подлинное экономическое могущество зависит от научно-технологических прорывов — электричество, автомобиль, самолёт, реактор, компьютер.

К сожалению, нынешнее школьное образование построено так, что обычный человек с трудом связывает современный быт с науками и технологиями. Мобильники и ноутбуки — это одно, а уравнения Максвелла — Хевисайда и Шрёдингера — это совсем другое («Кто эти люди?» — на голубом глазу спросит уличное большинство с «голубыми зубами», торчащими из ушей). Нынешняя реформа в школах делается не ради адаптации России к современному техномиру, а исходя из интересов укрепления властной пирамиды (вариант о функциональном слабоумии новаторов маловероятен). Предложу свой вариант школьной реформы.

1. Религию из школ немедленно вон. Пусть пастыри собирают себе стадо за свой счёт в воскресных школах, а не в государственных учреждениях за счёт налогоплательщиков. Вместо этого вернуть астрономию — мировоззренчески главный предмет. Не только из-за того, что без звёзд человеку скучно и он начинает забывать, что Земля вращается вокруг Солнца, а не наоборот. А главным образом потому, что астрономия — в её грамотном изложении — является практически единственным предметом, осуществляющим синтез научных знаний, полученных на других школьных уроках. Астрономия — это наука о реальных природных объектах, которые описываются методами математики, механики, физики, химии, метеорологии, геологии, вулканологии, гляциологии и других естественных наук, только перенесённых в космос. Изучая астрономию, подростки смогут увидеть применение школьных знаний к объектам реального мира. Рядом можно поставить только географию, которая частично является астрономией Земли.

2. Новейший предмет «Россия в мире» вместе с устаревшим немецким языком надо заменить расширенным изучением английского языка с акцентом на встраивание России в мировую культуру. Главная проблема России в мире в том, что все передовые страны изучают английский и современные технологии, а Россия учит немецкий и религию, а также разучивает свою роль в мире. А роль определяется авторитетом, который не выучивается, а зарабатывается мозгами и мозолями. Отмечу, что массовое изучение немецкого языка в российских школах — это самая удачная диверсия Третьего рейха против современной России. Это ржавая мина военных времён, на которой подорвалась половина россиян. 30 лет назад, после спецшколы и университета, я неплохо знал немецкий язык, потом он, за ненадобностью в научно-технической сфере, отмер, как хвост у разумного существа, и мне пришлось выучить английский, потому что на нём, кроме англичан и американцев, говорят все образованные европейцы (и немцы), японцы, китайцы, индусы. Немецкий язык нужен узким специалистам (например, разведчикам) и гастарбайтерам (вот популярное немецкое слово), которые едут в Германию чистить унитазы.

3. ОБЖ заменить на предмет «Современные технологии», который бы связал сотню главных вещей и технологий, окружающих нас, — от автомобиля и спутника до томографа и радара — с фундаментальными науками. Из этого предмета школьники должны узнать практическую пользу всех наук и понять главные принципы функционирования окружающего их техномира. Мы должны перестать быть дикарями, которые смотрят на компьютер как на магический чёрный ящик. Общество должно осознавать, что, сократив математиков сегодня, оно получит завтра упавший самолёт, взорвавшуюся электростанцию или непредсказанное цунами. Это понимание и станет основой безопасной жизнедеятельности. Надо предельно прояснить логическую цепь между научными уравнениями и комфортом (и безопасностью) каждого человека. Не понимая главных взаимосвязей этого технологического мира, мы делаем много глупостей — после школы выбираем не тот вуз; каждые четыре года голосуем не за тех людей, а некоторые простаки каждый день запускают астрологов и знахарей в свой карман и в свой мозг, что убыточно для семейного бюджета и опасно для личного здоровья.

Российская школа для обеспечения авторитета (а значит, и роли) своей страны в мире должна отражать мировые тенденции и углублять изучение биологии, генетики, органической химии, физики твёрдого тела, прикладной математики и программирования. Именно такая школьная реформа отвечает требованиям технологического прогресса.

В технических вузах Китая конкурс сто человек на место, в России — полтора. США обеспокоены научно-техническими успехами Китая, и президент-юрист Обама призывает: «Улучшение образования в сфере естественных и точных наук, технологий, инженерного дела и математики жизненно необходимо для подготовки наших студентов к конкуренции в экономике XXI века» — и активно разворачивает программы улучшения школьной математики. Россия, где тоже юрист — президент, в ответ вводит изучение религии и пропагандистский курс «Россия в мире». Результат будет известен очень скоро. Полагаю, что без решительных и экстренных мер Россия в ближайшие десятилетия войдёт в серьёзный кризис, связанный с давлением новых мировых технологий и старых соседей, вооружённых ими. Учёные и инженеры сами по себе люди гуманные, но они являются катализатором истории, которая совершенно беспощадна к обществам, неспособным к интеллектуальному и технологическому развитию.



promo toomth august 29, 2015 19:00 171
Buy for 100 tokens
Не смотря на дикие пробки на трассе Керчь-Симферополь, я таки выдвинулся сначала в райцентр Ленино, а потом и в город-спутник Щелкино, а уже от туда попёрся на АЭС. В дикую жару, километров через 5 я понял что зря не взял такси... Пришлось намотать километров 20. В следующий раз возьму транспорт.…
(Anonymous)
...и ЖЖ-космосу.
(Anonymous)
у вас наверно и свой информационный эгрегор.