toomth (toomth) wrote,
toomth
toomth

Category:

Андрей Круз | После (2017) [FB2]

0_46f6ca_bb54ec52_orig

Кто знает - оценит что это такое!!!

Автор: Андрей Круз
Издательство: cruzworlds
Серия: Новый фантастический боевик
ISBN: 978-5-699-98120-5
Жанр: Боевая фантастика
Формат: FB2
Качество: Изначально электронное (ebook)
Иллюстрации: Без иллюстраций
Описание:
1999 год, пятнадцать лет прошло с тех пор, как мир разрушила ядерная война.
От страны остались лишь осколки, все крупные города и промышленные центры лежат в развалинах. Остатки центральной власти не в силах поддерживать порядок на огромной территории. Теперь это личное дело тех, кто выжил. Но выживали все по-разному. Кто-то объединялся с другими, а кто-то за счет других, превратившись в опасных хищников, хуже всех тех, кого знали раньше. И есть люди, посвятившие себя борьбе с такими. Они готовы идти до конца, чтобы у человечества появился шанс построить мирную жизнь заново.
Итак, место действия – СССР, Калининская область. Личность – Сергей Бережных. Профессия – сотрудник милиции. Семейное положение – жена и сын убиты. Оружие – от пистолета до бэтээра. Цель – месть. Миссия – уничтожение зла в человеческом обличье.

ссылка для скачивания  - https://nnm-club.name/forum/viewtopic.php?t=1146900


Сам текст (начало!)

После

Андрей Круз

Пре­дис­ло­вие

Я не хо­тел пи­сать пре­дис­ло­вие, чуть рас­кры­вая сю­жет, но вы­ложен­ная в от­кры­тый дос­туп часть тек­ста выз­ва­ла так мно­го спо­ров, что я все же вы­нуж­ден пред­ва­рить кни­гу этим ко­рот­ким тек­стом.

Дей­ствие в ро­мане про­ис­хо­дит че­рез пят­надцать лет пос­ле ядер­ной вой­ны. Не то­таль­ной вой­ны, сто­роны не вы­пус­ти­ли друг в дру­га весь ар­се­нал, но все же то­го, что вы­лете­ло, хва­тило для поч­ти пол­но­го раз­ру­шения ин­фраструк­ту­ры и, как следс­твие, на­несе­ния чу­довищ­ных по­терь. Од­на­ко в этой кни­ге не бу­дет ни на­веч­но за­ражен­ной зем­ли, ни двух­го­ловых му­тан­тов и «чу­довищ ядер­ных пус­то­шей», а так­же зло­де­ев в ши­пах и ко­же в сти­ле «Бе­зум­но­го Мак­са» или иг­ры «Фол­ла­ут». По­чему? Да прос­то по­тому, что хоть эта кни­га и фан­тасти­ка, но все же не нас­толь­ко.

На­ибо­лее наг­лядным при­мером мес­тнос­ти пос­ле ядер­ных уда­ров яв­ля­ет­ся по­лигон на Но­вой Зем­ле, где бы­ло про­из­ве­дено за до­воль­но ко­рот­кий от­ре­зок вре­мени мно­жес­тво ядер­ных взры­вов, вклю­чая на­зем­ные и ог­ромной мощ­ности. В ре­зуль­та­те зо­ны дол­госроч­но­го за­раже­ния мес­тнос­ти изо­топа­ми с дли­тель­ным пе­ри­одом по­лурас­па­да за­няли не боль­ше шес­ти квад­ратных ки­ломет­ров, в рай­оне че­тырех на­зем­ных взры­вов. На всей ос­таль­ной тер­ри­тории по­лиго­на да­же в раз­гар пе­ри­ода ис­пы­таний ра­ди­аци­он­ный фон был в рам­ках до­пус­ти­мого. Шлейф рас­тя­нул­ся на ты­сячи ки­ломет­ров, но в ре­зуль­та­те это­го кон­цен­тра­ция ра­ди­оак­тивных осад­ков бы­ла нас­толь­ко низ­ка, что и в мес­тах их вы­паде­ния фон так­же не пре­высил до­пус­ти­мый.

Чер­но­быль? Чер­но­быль выб­ро­сил в ты­сячи раз боль­ше ра­ди­оак­тивно­го дерь­ма, чем лю­бой ядер­ный взрыв. При взры­ве ис­поль­зу­ет­ся ку­да мень­ше ма­тери­ала, и он ба­наль­но сго­ра­ет. Во вре­мя же ава­рии на А­ЭС по фак­ту «сор­ва­ло крыш­ку с кас­трю­ли» и ме­хани­чес­ки раз­бро­сало со­дер­жи­мое. То есть мо­делью ядер­ной вой­ны чер­но­быль­ская зо­на или та же Фу­куси­ма ни­как слу­жить не мо­жет, они — мо­дели ава­рии на ре­ак­то­ре и ни­чего боль­ше.

За­то она на­чис­то оп­ро­вер­га­ет дру­гой миф — о му­тан­тах. На тер­ри­тории зо­ны жи­вут са­мые обыч­ные жи­вот­ные, и во­об­ще, в си­лу зак­ры­тос­ти, там пол­ный рас­цвет фло­ры и фа­уны. Му­тации в по­дав­ля­ющем боль­шинс­тве слу­ча­ев ве­дут к смер­ти му­тан­та, это уродс­тво, а не усо­вер­шенс­тво­вание. Те са­мые пер­вые без­гла­зые ры­бы в При­пяти вы­мер­ли еще в пер­вый год, боль­ше их ник­то не ви­дел.

Веч­ная ядер­ная зи­ма? То­же не по­луча­ет­ся. На­коп­ле­ние уг­ле­кис­ло­ты и выб­ро­сы са­жи при­ведут к по­теп­ле­нию пос­ле не слиш­ком дол­го­го хо­лод­но­го пе­ри­ода. Кли­мат ста­нет бо­лее влаж­ным, нем­но­го теп­лей, чем рань­ше, вот и все. Так что постъ­ядер­ный мир бу­дет прос­то ми­ром раз­ру­шен­ным, не бо­лее. Ос­таль­ные под­робнос­ти в тек­сте.

1

В ку­зове тряс­ло, гро­мыха­ли до­щатые бор­та, мел­кий дождь ба­раба­нил по бре­зен­то­вому про­тека­юще­му тен­ту. От меш­ков с кар­тошкой, ле­жав­ших на­валом впе­реди, пах­ло зем­лей и сы­ростью. До­рога дол­гая, еха­ли уже пя­тый час, по­это­му тя­нуло в сон, но ус­нуть то­же не по­лучит­ся из-за бол­танки. Да и не сто­ит спать, по­тому что со мной в ку­зове еще чет­ве­ро по­пут­чи­ков, и ни­кого из них я не знаю. По­ос­то­рож­ней луч­ше быть. Мет­рах в двад­ца­ти за на­ми еще ма­шина, зи­лок  с го­лубой ка­биной и ког­да-то бе­лой, но те­перь гряз­ной и пок­ры­той пят­на­ми ржав­чи­ны ре­шет­кой. Вре­мя от вре­мени бы­ло слыш­но, как взды­ха­ют его пнев­ма­тичес­кие тор­мо­за. За на­ми ос­та­валась по­лоса раз­би­того шос­се, сей­час боль­ше сос­то­ящая из ям и кол­до­бин, чем из ос­татков ас­фаль­та. За зил­ком — еще ма­шина, та­кой же «га­зон», как и у нас, с ка­биной, гру­бо вык­ра­шен­ной кистью в се­рый цвет, и трес­ну­тым ло­бовым стек­лом.

— Слышь, друг, ку­рить не дашь? — в оче­ред­ной уже раз спро­сил ме­ня со­сед, ху­досоч­ный му­жик лет под со­рок, оде­тый в бре­зен­то­вую штор­мовку по­верх сви­тера.

Он то у ме­ня стрель­нет, то у дру­гих, так и едет. Прав­да, сам яб­ло­ками всех угос­тил. Хо­роши­ми яб­ло­ками, зе­лены­ми и кис­ло­ваты­ми, ка­кие как раз и люб­лю. Я вы­тащил из кар­ма­на кур­тки штам­по­ван­ный пор­тси­гар, про­тянул ему, от­ки­нув крыш­ку. Тот ху­дыми паль­ца­ми вы­удил от­ту­да па­пиро­су, смял мунд­штук, щел­кнул бен­зи­новой за­жигал­кой с крыш­кой.

— Спа­сибо.

— По­жалуй­ста.

Тут ма­шину трях­ну­ло осо­бен­но силь­но, так что я пор­тси­гар чуть не вы­ронил. По­жалуй, что и сам за­курю. Сколь­ко еще ехать? Я гля­нул на ча­сы, при­кинул — не мень­ше ча­са еще, но боль­шая часть пу­ти по­зади. «Стре­лок», уви­дев, что я сам ку­рить соб­рался, щел­кнул за­жигал­кой, под­нес ог­ня, прик­рыв его ла­донью с та­ту­иров­кой. Якорь у не­го там, мо­жет, да­же слу­жил на фло­те до Это­го Са­мого.

— От­ку­да ты сам? — спро­сил «мат­рос».

— Из­да­лека, — не стал я из­ла­гать под­робнос­ти. — Сам мес­тный?

— Поч­ти. Пять лет в Тор­жке.

— Чем за­нима­ешь­ся?

— Ме­ханик я. И вся­кое, — он не­оп­ре­делен­но мах­нул ру­кой с па­пиро­сой. — По­чинить, по­делать.

— А что из до­ма но­сило?

— Да так, за­купи­лись вся­ким. На­ша ма­шина впе­реди идет, тут прос­то си­деть удоб­ней, на кар­тошке-то, — он пос­ту­чал по меш­ку, на ко­торый опи­рал­ся. — До­едем уже ско­ро, вон на Зо­лоти­ху по­ворот был уже. А к нам по де­лу?

— Да вро­де бы. — Я за­тянул­ся, вы­пус­тил дым. — Ос­та­новить­ся-то есть где у вас?

— Гос­ти­ница есть. Мож­но ком­на­ту снять. Со­сед­ка у ме­ня сда­ет, бы­ва­ет. Зна­ешь го­род?

— Нет, от­ку­да? Я в пер­вый раз.

— На Бе­лин­ско­го это, поч­ти центр, счи­тай. На­дол­го?

— Сам не знаю, как по­лучит­ся. Мо­жет, и на­дол­го.

— За­нима­ешь­ся чем по жиз­ни?

— В ох­ра­не ра­ботал, — прив­рал я на вся­кий слу­чай. — Те­перь все, боль­ше не ра­ботаю.

— Но­вое мес­то ищешь или что?

— Поч­ти что. Там вид­но бу­дет.

— У ме­ня зять в ох­ра­не обо­зов ра­ботал, — всту­пила в раз­го­вор груз­ная тет­ка, си­дев­шая у про­тиво­полож­но­го бор­та. — Уби­ли три го­да на­зад. Тут как раз, у Ли­хос­лавля.

Си­дев­ший ря­дом с ней мел­кий му­жичок с за­рос­шей длин­ной ще­тиной фи­зи­оно­ми­ей кив­нул, не ска­зав ни сло­ва. Точ­но муж с же­ной.

— Бан­ди­тов у вас мно­го тут?

— Да кто их зна­ет? Бан­дитс­тву­ют. Вся­кой сво­лочи хва­та­ет.

— Но в го­роде ти­хо, — до­бавил «мат­рос». — И ря­дом. Нор­маль­но у нас.

Раз­го­вор как-то сам по се­бе увял. Всех уже рас­тряс­ло, все ус­та­ли от дол­гой до­роги. Ко­лон­на про­дол­жа­ла ви­лять меж­ду ям, плес­кая гряз­ной во­дой из-под ко­лес, гро­мыха­ли бор­та ку­зовов. Се­рое не­бо, се­рый дождь, зе­леный лис­твен­ный лес по сто­ронам до­роги.

Па­пиро­са до­кури­лась до мунд­шту­ка, я выб­ро­сил ее за борт, в грязь. Как ни во­роча­юсь на сло­жен­ной плащ-па­лат­ке, а все рав­но зад­ни­цу от­си­дел дав­но. И так ся­дешь, и эдак, и но­гу под се­бя под­ло­жишь, но дос­ки и есть дос­ки, мяг­кости в них ни­какой. И это ес­ли бы я так пер­вый день ехал, а ведь уже не­делю мы­ка­юсь. До­едешь до­куда-то, а там оче­ред­но­го обо­за или по­пут­ки ждешь. Но прос­то по­пут­ки слу­чай­ных лю­дей брать не лю­бят. И в ку­зовах ехал, и на те­легах, и да­же раз под дож­дем на при­цепе-плат­форме ка­тил. И вот до­ехал вро­де бы. Поч­ти.

Опер­ся на ле­вую ру­ку, ме­няя по­ложе­ние, в пле­чо от­да­ло болью. Но­вая на­пасть, в пос­ледний год на­чалась. Бо­лит пле­чо, не­силь­но, но ту­по и пос­то­ян­но, не­ме­ет са­ма ру­ка. На­зад ее за­вес­ти уже не по­луча­ет­ся, да­же что­бы се­бе спи­ну по­чесать. Спра­шивал у вра­ча, что это та­кое, тот пле­чами по­жал, су­нул ка­кую-то мазь. Да­же не знаю, дей­ству­ет мазь или нет, да и за­кан­чи­ва­ет­ся уже. Про­бую раз­ми­нать каж­дый день, но опять не знаю, по­мога­ет или нет. Ста­рею. Бы­ла бы жизнь по­луч­ше, мо­жет и ста­рел бы не так быс­тро, но «по­луч­ше» уже нет. Не про нас это са­мое «по­луч­ше». С Это­го Са­мого ос­та­лось толь­ко «по­хуже» и «сов­сем ни­куда».

Лес сме­нил­ся ржа­ными по­лями, навс­тре­чу прош­ла па­ра гру­зови­ков, а по­том, пе­рева­лива­ясь по коч­кам, про­катил об­шарпан­ный «мос­квич». Близ­ко к Тор­жку уже, по­хоже. Па­ру де­ревень про­еха­ли, пус­тых и ра­зорен­ных. Поч­ти не жи­вут лю­ди в де­рев­нях те­перь, к го­родам жмут­ся, бе­зопас­ней в них. Раз­ве сов­сем в глу­ши, где и го­родов близ­ко нет, и ку­да вся­кой сво­лочи спе­ци­аль­но за­бирать­ся лень. Мы вот то­же го­род­ком жи­ли, а вок­руг пус­то­та, ле­са да по­ля.

Слыш­но бы­ло, как ма­шина во гла­ве ко­лон­ны за­биби­кала. Уви­дел ко­го или подъ­еха­ли? Из-под тен­та ни чер­та не вид­но впе­ред, так и раз­гля­дываю мор­ду иду­щего сле­дом зил­ка. Подъ­еха­ли, по­хоже, ско­рость ски­нули, ма­шины сза­ди поч­ти вплот­ную под­тя­нулись. Шо­фер зил­ка , мо­лодой па­рень в се­рой спе­цов­ке, пе­рех­ва­тив мой взгляд, боль­шой па­лец по­казал. Ну да, ему ра­дость, ра­бота опас­ная, а те­перь он на мес­те и от­дых впе­реди.

Вот наш «га­зон» чуть трях­ну­ло, про­еха­ли блок, за­тем спра­ва по­каза­лись кир­пичные пя­ти­этаж­ки не­жило­го ви­да, раз­ве что на кры­ше од­ной раз­гля­дел меш­ки с зем­лей и наб­лю­дате­лей под на­весом. Тут нас ос­та­нови­ли, в го­лове ко­лон­ны пос­лы­шались го­лоса, а за­тем кто-то за­гор­ла­нил в ме­гафон, об­ра­ща­ясь уже ко всем, да так, что ни сло­ва не по­нят­но. Но «мат­рос» ска­зал:

— Про­вер­ка сей­час бу­дет. От ав­то­мата, ес­ли есть, ма­газин от­стег­нуть и пат­рон из ство­ла, толь­ко так в го­роде и но­сить. Ес­ли пис­то­лет есть, то то­же раз­ря­ди.

Сам он сно­ровис­то от­ки­нул щел­кнув­ший пру­жиной ма­газин сво­его СКС, вы­сыпал пат­ро­ны в ла­донь, выб­ро­сил тот, что в ство­ле, а по­том, вы­тащив из кар­ма­на обой­му, взял­ся эти­ми пат­ро­нами ее за­пол­нять. Ну что, у нас та­кие же пра­вила, так что и удив­лять­ся не­чему. Я от­стег­нул от ав­то­мата ма­газин, выб­ро­сил пат­рон из пат­ронни­ка, уб­рал все в под­су­мок. По­лез под кур­тку, вы­тащил из опе­ратив­ки ТТ, раз­ря­дил. А по­том из внут­ренне­го кар­ма­на дос­тал до­кумен­ты, за­вер­ну­тые в пот­ре­пан­ный по­ли­эти­лено­вый па­кет, при­гото­вил к про­вер­ке.

Ми­нут че­рез де­сять про­вер­ка по­дош­ла к на­шему «га­зон­чи­ку». По зва­ни­ям и не пой­мешь кто, все в ка­ра­уль­ных пла­щах от дож­дя, ка­кой-то ко­ман­дир — му­жик сред­них лет с уса­ми щет­кой, с ним двое бой­цов с ав­то­мата­ми, по­моло­же оба. Заг­ля­нули в ку­зов, по­том стар­ший ска­зал:

— Сна­чала мес­тные, по­том при­ез­жие. До­кумен­ти­ки го­товим, по­жалуй­ста.

Кро­ме ме­ня все мес­тны­ми ока­зались, «мат­рос» так еще и поз­до­ровал­ся со стар­шим пат­ру­ля. Их про­вери­ли быс­тро, по­том до ме­ня оче­редь дош­ла. Уса­тый взял пас­порт, пок­ру­тил в ру­ках за­чем-то, за­тем от­крыл.

— Бе­реж­ных Сер­гей Пав­ло­вич… Гря­зовец… Во­логод­ской об­ласти. Из­да­лека к нам, — он да­же хмык­нул удив­ленно. — С ка­кой целью?

— Тран­зит ско­рее. Даль­ше по­пут­ки ис­кать бу­ду.

Раз я про­ез­дом, то и лю­бопытс­тва нем­но­го. А я по­ка и сам не знаю. Уса­тый вер­нул мне пас­порт, за­тем ска­зал:

— Ору­жие есть? В го­род­ской чер­те но­сить без ма­гази­на и пат­ро­на в ство­ле.

— Прос­ве­тили уже, спа­сибо.

— Да на здо­ровье. На КПП еще за­пише­тесь и до­зимет­ристов прой­ди­те. Луч­ше сей­час впе­ред иди­те, как раз ус­пе­ете, по­куда ма­шины про­веря­ют. Все, пош­ли даль­ше, — ско­ман­до­вал он сво­им.

Вез­де од­но и то же, так что да­же под­ска­зывать не нуж­но. «Мат­рос», ви­дя, что я со­бира­юсь лезть за рюк­за­ком, ска­зал, си­дя на краю бор­та:

— Тут ос­тавь, ник­то уже не соп­рет. Пос­ле КПП сно­ва приг­ля­дывай. — Он ус­мехнул­ся. — Там опять под­ся­дешь.

По-быс­тро­му мой ме­шок об­ша­рить лю­бой зап­росто смо­жет, но, сам не знаю по­чему, сде­лал, как он ска­зал, мах­нул ру­кой да и по­шел впе­ред, к же­лез­ным во­ротам, встро­ен­ным в сте­ну ежей, и прис­трой­ке к ним из се­рого си­ликат­но­го кир­пи­ча.

Про­шел всю ко­лон­ну, пять гру­зови­ков, «ни­ву», у­азик и ста­рень­кий БТР-40 ох­ра­ны, воз­ле ко­торо­го ку­рили и раз­ми­нали но­ги трое сол­дат.

У две­рей соб­ра­лась не­боль­шая оче­редь из та­ких же при­ез­жих, как я. Чет­ве­ро, ес­ли точ­но, три му­жика, яв­но од­на ком­па­ния, и до­воль­но мо­лодая, лет трид­ца­ти, жен­щи­на, ху­дая, с ко­рот­кой стриж­кой и глу­боким шра­мом спра­ва, рас­се­ка­ющим ску­лу свер­ху вниз, а на по­лови­не ли­ца поч­ти уже стер­ши­еся сле­ды ста­рого ожо­га. По­чему-то по­дума­лось, что это тог­да ее. Сколь­ко ей тог­да бы­ло? Лет пят­надцать?

Ник­то не раз­го­вари­вал, двое ку­рили, встав под гри­бок. В дверь, от­кры­вая ее из­нутри, за­пус­ка­ли по од­но­му, толь­ко сна­чала бо­ец про­верял каж­до­го на «све­чение». Но ду­раки дав­но вы­мер­ли, а лю­ди на­учи­лись не лезть ку­да не на­до, так что все бы­ли в нор­ме.

В буд­ке КПП то­же все как обыч­но. Ка­кая-то жен­щи­на в плат­ке и ват­ни­ке взя­ла у ме­ня пас­порт, пе­репи­сала дан­ные в ам­барную кни­гу, по­том вы­писа­ла вре­мен­ный про­пуск.

— На вы­ез­де сдать на­до, — по­яс­ни­ла она. — На не­делю он, по­том в ко­мен­да­туру, ес­ли за­дер­жи­тесь.

— По­нял, спа­сибо.

Я уб­рал кви­точек из се­рой бу­маги в па­кет вмес­те с пас­портом, а по­том, ак­ку­рат­но за­вер­нув, су­нул все во внут­ренний кар­ман кур­тки.

Сно­ва ожи­дание в той же ком­па­нии, но уже по дру­гую сто­рону во­рот. Ма­шины про­пус­ка­ли быс­тро, раз­ве что у «ко­луна», в ко­тором, как ока­залось, эти трое му­жиков и еха­ли, за­дер­жа­лись доль­ше — при­ез­жие. Но то­же про­пус­ти­ли, а сле­дом и наш «га­зон».

— За­лезай, на тот бе­рег с на­ми до­едешь, — поз­вал «мат­рос».

Я вска­раб­кался в ку­зов, по­косил­ся на свой рюк­зак — не тро­гал его ник­то, по­хоже. Как про­мят мо­ей спи­ной и в угол втис­нут, так все и ос­та­лось.

— Так где тут ноч­лег най­ти мож­но?

— Я же ска­зал, со­сед­ка сда­ет. Нам раз­гру­зить­ся на­до, по­том до­мой пой­ду, ты со мной мо­жешь. Поз­на­ком­лю. Са­шей ме­ня зо­вут, ес­ли что, — он про­тянул ру­ку с яко­рем.

— Сер­гей. Бу­дем зна­комы.

Вско­ре ко­лон­на тро­нулась сно­ва. Опять пя­ти­этаж­ки, на этот раз жи­лые. Из окон тру­бы бур­жу­ек, сте­ны за­коп­че­ны, пря­мо у до­мов ку­чи уг­ля. И го­род­ская жизнь уже вид­на, по гряз­ным обо­чинам лю­ди идут, те­леги и ма­шины едут. Поч­ти все эти го­род­ки в сред­ней по­лосе друг на дру­га по­хожи так, что и не от­ли­чишь. И жизнь вез­де оди­нако­вая, ну, поч­ти оди­нако­вая. Выш­ний Во­лочек, что тут же, в Ка­линин­ской об­ласти, он дру­гой, та­кие то­же есть, но вот та­ких, как Тор­жок, все же боль­шинс­тво. По­ез­дил, приш­лось пос­мотреть. Сби­ва­ют­ся лю­ди в уце­лев­шие мес­та, ого­ражи­ва­ют­ся, при­нима­ют над со­бой власть, в на­деж­де, что та их за­щитит и поз­во­лит вы­живать даль­ше хоть нем­но­го спо­кой­ней. И да, в ос­новном по­луча­ет­ся. Я сам ку­сочек та­кой вот влас­ти, пусть и от­ко­лотый уже, как щеп­ка от брев­на, поп­лывшая по те­чению ку­да не­сет.

— На Во­лодар­ско­го едем, к са­мому рын­ку, — вдруг по­яс­нил наш мар­шрут Са­ня. — У нас там га­раж, мас­тря­чим вся­кое. Ес­ли чё, мо­жешь в гос­ти­нич­ку, у рын­ка есть, но там боль­ше де­нег ос­та­вишь. В сто­лов­ку схо­ди, по­жуй че­го-ни­будь, а я по­дой­ду, и дви­нем даль­ше. Нор­маль­но так?

— Да нор­маль­но, — кив­нул я. — Спа­сибо.

— Эти кар­тошку ве­зут, им как раз на ба­зар. — Са­ша пос­ту­чал по меш­кам. — Дай еще па­пирос­ку, а?

Я по­вер­нулся к рюк­за­ку, вы­тащил из кар­ма­на пач­ку па­пирос, про­тянул ему.

— Дер­жи.

— Да я куп­лю, не воп­рос, прос­то сей­час нет. Од­ну дай.

— Как хо­чешь. — Я по­лез за пор­тси­гаром.

Сна­чала где-то вы­сади­ли тет­ку с му­жем, что с на­ми еха­ли, за­тем и ко­лон­на на­чала разъ­ез­жать­ся в раз­ные сто­роны, а бро­нет­ран­спор­тер так и вов­се сра­зу за КПП в сто­рону свер­нул, тут ох­ра­нять ни­кого не на­до. Толь­ко «сто трид­ца­тый» ехал сле­дом, в нем как раз весь то­вар Са­ши и его кол­лег и ле­жал. Там в ка­бине еще трое си­дели. По­том мы свер­ну­ли к ка­ким-то во­ротам, и го­лос во­дите­ля «га­зона» ско­ман­до­вал:

— Са­нек! И пас­са­жир! Вы­лезай, мы при­еха­ли.

— Да­вай, вы­ходим, нам чуть даль­ше.

ЗИЛ и вправ­ду объ­ехал нас, рас­плес­кав ко­леса­ми ши­рокую мут­ную лу­жу, и по­катил даль­ше. Я выб­рался, Са­ша по­оче­ред­но по­дал мне рюк­зак, ко­торый я сра­зу на­кинул на пле­чи, ав­то­мат, вин­то­воч­ный че­хол. Вот и все мое иму­щес­тво, собс­твен­но го­воря. Все, что от не­го ос­та­лось. За­тем он и сам спрыг­нул, с со­бой у не­го толь­ко рюк­за­чок не­боль­шой да ка­рабин. «Га­зон»  сра­зу же фыр­кнул дви­гате­лем и по­ехал на ры­нок, в рас­пахну­тые до­щатые во­рота.

Subscribe
promo toomth august 29, 2015 19:00 183
Buy for 100 tokens
Несмотря на дикие пробки на трассе Керчь-Симферополь, я таки выдвинулся сначала в райцентр Ленино, а потом и в город-спутник Щелкино, а уже оттуда попёрся на АЭС. В дикую жару, километров через 5 я понял что зря не взял такси... Пришлось намотать километров 20. В следующий раз возьму транспорт.…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments