«Полминуты глюков и психоделической жести»

В поисках кайфа российские подростки травятся газом от зажигалок

«Полминуты глюков и психоделической жести»

Детская токсикомания захлестнула Россию в 1990-х.
Эпидемию удалось побороть, но пару лет назад среди российских подростков
стал набирать популярность сниффинг — вдыхание газа для зажигалок.
Знакомство с летучими углеводородами у большинства происходит в школе.
Некоторые впервые пробуют «попыхать» уже в 10-11 лет.

 Артем учится в старшем классе одной из самарских школ. В 16 лет у

него первый разряд по легкой атлетике, скоро надеется получить кандидата
в мастера спорта, а в будущем стать профессиональным спортсменом. Он из
благополучной семьи и не хочет афишировать настоящее имя, потому что
отец «в какой-то степени публичная личность». Артем — сниффер: в
свободное от занятий время они с друзьями дышат газом для заправки
зажигалок.

Газом дышат прямо из баллона или предварительно распыляя его в пакет,
в редких случаях — в пластиковую бутылку. Одного большого баллончика
хватает на несколько человек, и кончается он через час-полтора. В состав
газа для заправки зажигалок обычно входят пропан, бутан и изобутан.
Один баллон стоит от 50 до 150 рублей.

Первый раз Артем «попыхал» в 14 лет. Тогда это был банальный интерес и обычная зажигалка.

«Берешь зажигалку, откручиваешь все, что сверху, и
аккуратно себе в рот выливаешь. Выпиваешь целую — и накрывает», —
рассказывает он.

Накрыло Артема сильно, и после первого раза он не вспоминал о газе

два года, пока пару месяцев назад кто-то в его компании не сказал, что
баллончик — это «нормальная тема», лучше зажигалки. Так он заново открыл
для себя летучие вещества.

«Это новый опыт»

Подобные эксперименты со своим организмом подростки воспринимают
скорее как шалость, возможность убить время и получить новые ощущения. С
одной стороны, газ доступен — его можно купить почти в любом магазине. С
другой — у него нет такого негативного образа, как у наркотиков.
Главный нарколог Минздрава Евгений Брюн уверен, что сниффинг — одно из
проявлений свойственного людям стремления менять свое психическое
состояние.

«Полминуты глюков и психоделической жести»

«Когда тебе 16 лет, наркотики — это страшно и дорого. Я очень боюсь убить себя каким-нибудь таким дерьмом», — объясняет парень.

Для него газ — это новый опыт и развлечение, почти как сигареты или алкоголь, только не такое популярное.

«Я бы не сказал, что прям торчу на нем, мы не так часто этим занимаемся», — продолжает Артем.

Он «пыхал» со сверстниками минимум раз в неделю, но обычно чаще.

Иногда у кого-то дома, иногда прямо на улице — прохожие на это не особо
реагировали, дышать газом не противозаконно, поэтому прятаться не
обязательно.

Почти каждый раз был для подростка спонтанным. Вышли погулять, зашли в
магазин, купили баллончик, поймали на себе осуждающий взгляд
продавщицы. Потом чья-то пустая квартира и группа старшеклассников
наедине с газом.

Другой собеседник — 22-летний Дмитрий — детство и школьные годы
провел в небольшом городке в республике Коми. В старших классах подруга
предложила ему «попыхать», сказав, что ощущения будут как от
псилоцибиновых грибов.

По сравнению с сигаретами и алкоголем газ не особо популярен среди
его ровесников, но несколько человек для компании по интересам все же
нашлось. Баллон покупали раз в два-три дня, а один из его знакомых
вообще «дышал целыми днями».

Вместе с подругой он «пыхал» по подъездам и квартирам
в течение года. Покопавшись в воспоминаниях, Дмитрий добавляет: «Ловили
крутые слуховые и когнитивные глюки. Типа транса, ты как будто не
здесь».



«Тепло по телу, покалывание, глюки»


Опыт каждого сниффера индивидуален. Всех «держит» по-разному — от 30
секунд до 10 минут и даже больше. Кто-то может практически ничего не
чувствовать, а кто-то — перенестись в другое измерение. Часто от газа
кружится голова, ощущаются слабость, покалывания в руках и ногах,
тошнота, дезориентация, спутанность сознания, иногда даже галлюцинации.
Все это — признаки гипоксии и отравления. И именно от этого многие ловят
кайф.




https://www.youtube.com/wat...


22-летняя Екатерина узнала о сниффинге в родном Новом Уренгое, когда
ей было 15 лет. По ее словам, газ из баллона она пробовала лишь однажды,
и ощущения ее не впечатлили.


«Покалывание по всему телу не вызывает дискомфорта.
Необычное ощущение. Немного распирает грудную клетку. Разливается тепло
по телу. Начинает слегка мутнеть сознание, но не так, как от алкоголя
или еще чего-то. Если начинаешь говорить, голос искажается. Почему-то
это вызывало смех, и восприятие смеха в голове было немного странным.
Казалось, будто он раздается откуда-то сзади и вдалеке», — описывает она
свой опыт.


«Некоторых начинало рвать. Это было первым звоночком о
том, что перебор и пора остановиться. Я видела, как рвало ребят.
Остальные обычно не очень много раз делали подходы», — объясняет
Екатерина.


Артем рассказывает о своих ощущениях не так красочно. После ингаляции
его «странно накрывало» секунд на 30, «прихода» как такового или
чего-то дико приятного обычно нет, в глазах темнеет, кожу покалывает,
«чувствуешь себя каким-то телом просто».


Дмитрий говорит, что под газом человек легко внушаем: два-три сидящих рядом сниффера могут запросто словить один и тот же глюк.


«Еще помню слуховые галлюцинации, под конец обычно.
Что-то вроде эмбиента и группы Crystal Castles (музыкальная группа,
исполняющая экспериментальную электронную музыку). И под конец писк
такой, как из телевизора», — пытается описать он пережитое.




«Психоделическая жесть»


18-летний москвич Геннадий стал экспериментировать с летучими
веществами в 11 лет. В те годы он коллекционировал зажигалки, однажды
заметил на баллоне с газом для заправки надпись «не вдыхать» и решил
рискнуть.


«Словил жесткий короткий трип и продолжал, пока не
опустошил половину баллона. Потом отходил долго и неприятно», —
вспоминает он.


От безделья он «пыхал» в одиночку пару лет. Попробовал пропан с
бутаном, бензин, уайт-спирит и прочие подобные растворители. Все они, по
его словам, имеют схожий эффект.




https://www.youtube.com/wat...


Геннадий рассказывает, что трипы от газа длились не больше минуты, но всегда были очень сильными.


«Психоделическая жесть с элементами физических
ощущений в разных частях тела. Полное изменение восприятия всего вокруг.
Ты в неконтролируемом потоке мыслей и действий», — пытается объяснить
он.


Каждый раз давался его организму тяжело — «слишком жесткая тема для
постоянной основы». Отходил от этого он в среднем около часа,
адекватность и рациональное мышление постепенно возвращались, но тело
ломало, «хотелось выгнуть коленки и проглотить язык». Облегчить
состояние помогали прогулки на свежем воздухе.


Через какое-то время Дмитрий заметил негативные последствия: ему
стало сложнее учиться, сознание постоянно было замутненным, случался
«тупняк», ухудшилась успеваемость. «Выветрилось» это через три-четыре
месяца после полного отказа от сниффинга.


Евгений Брюн отмечает, что люди обычно получают удовольствие от гипоксии. Этим, кстати, можно объяснить любовь к скалолазанию.


«В высокогорье расширяются сосуды, в том числе
головного мозга, улучшается его питание. Это полезно для здоровья. Но
если гипоксия вызвана противоестественным образом, это приводит к гибели
нейронов головного мозга — человек глупеет. Если человек находится в
сильной зависимости — это непоправимый вред», — рассуждает он.




Смерть в сети


Артем говорит, что его знакомые узнали о сниффинге из видео на
YouTube. При правильно сформированном запросе в поисковике там их
обнаруживается предостаточно. В некоторых главные герои — взрослые люди,
но часто встречаются ролики с подростками, в том числе из России.
Приколы, личные истории, руководства по правилам вдыхания газа и выбору
баллонов, лайфхаки — при желании на этом и других интернет-ресурсах
можно найти любую информацию.


Шутки кончились в октябре 2017 года, когда в сети появилась
видеозапись гибели школьника после вдыхания газа в городе Волосово
Ленинградской области. На кадрах видно, как подросток лежит на полу в
подъезде жилого дома и тяжело дышит, а его знакомые стоят рядом, смеются
и снимают происходящее на камеру. Скоро молодой человек начинает
немного подергиваться, потом обмякает и больше не двигается. За кадром
слышна фраза: «У него глаза закатились. Он обоссался, вызовите скорую».




https://www.youtube.com/wat...


Областное управление Следственного комитета возбудило дело по части 1
статьи 109 УК («Причинение смерти по неосторожности»). По данным
следствия, 20 октября 17-летний подросток вместе с товарищем дышал газом
из баллончика, рядом находились другие школьники. В какой-то момент
молодому человеку стало плохо, он потерял сознание и скончался.



Опаснее только героин и спайсы


У половины собеседников есть история об умершем от газа школьнике из
своего города. Дмитрий рассказывает, что пару лет назад в подъезде его
дома погибла шестиклассница, которая дышала освежителем воздуха.


У Екатерины таких историй две: сначала умер мальчик из соседней
школы, а потом ее близкий друг — он был аллергик, после вдыхания газа у
него распухло горло и он захлебнулся рвотой. Очень скоро в магазинах
Нового Уренгоя ограничили продажу баллонов с газом, но аэрозоли остались
доступными.




https://www.youtube.com/wat...


Каждый месяц правоохранительные органы и СМИ регистрируют десятки
смертей из-за аэрозолей и госпитализации несовершеннолетних,
отравившихся природным газом. В группе во «ВКонтакте» под названием
«Goldendose» случаи смерти от бутана и пропана упоминаются чуть реже,
чем от спайса и опиатов вроде героина.


Несмотря на это, российское экспертное сообщество о сниффинге знает
мало. Нарколог Евгений Брюн признается, что слышит о таком феномене
впервые, хотя и отмечает, что в этом нет ничего уникального.


«Вдыхание токсических веществ приводит к гипоксии
головного мозга. Гипоксия головного мозга вызывает эйфорию. На том все и
заканчивается», — объясняет он.


Главный редактор журнала «Наркология», бывший главный детский
нарколог России Алексей Надеждин утверждает, что в наше время
токсикомания не так распространена, как в 1990-х. Он уверен, что сейчас
это скорее единичные случаи, по крайней мере в московском регионе.


По словам судмедэксперта Алексея Решетуна, от газа в основном гибнут
ученики средних и старших классов, чаще парни, реже девушки.


«Токсическое вещество действует на кровь, вытесняя из
нее кислород. При большой дозе это приводит к летальному исходу —
независимо от количества предыдущих употреблений. Смерть может наступить
и от одного раза. В цифровом варианте летальной дозы не существует», —
объясняет он.




Последствия могут быть необратимыми


Пока в Новом Уренгое не начали умирать подростки, знакомые Екатерины
относились к природному газу легкомысленно — баллончик был у каждого
третьего подростка. Он считался безопаснее и слабее алкоголя. После
череды смертей увлечение газом в ее кругу прекратилось так же резко, как
и началось. На любые предложения «попыхать» все реагировали крайне
неодобрительно. Несколько лет назад она переехала в Москву, но уверяет,
что сейчас в Новом Уренгое не «пыхают».




https://www.youtube.com/wat...


Наш первый разговор с Артемом состоялся в конце октября. Тогда он
говорил, что видео со смертью школьника в подъезде его сильно впечатлило
и напугало. В тот момент он решил отказаться от сниффинга. Уже два
месяца он не дышит газом, многие его товарищи тоже, но есть и такие,
которых это не остановило.


«Нет такого, что началась истерия после видоса и все
бросили. Просто, видимо, каждый для себя что-то решил. Кому-то надоело,
кто-то боится, кто-то перестал потому, что друзья перестали. Кто-то не
перестал. Мы глубокие смыслы в этом не ищем», — поясняет он.


Токсикомания, в том числе сниффинг, — это чисто подростковый феномен.
Алексей Надеждин говорит, что, повзрослев, человек отказывается от этой
формы зависимости, но часто ей на смену приходит алкоголизм.


«Необходимо отметить, что развивается злокачественный
алкоголизм с крайне тяжелым течением, который приводит к очень быстрой
смерти», — добавляет нарколог.


Опрошенные эксперты говорят, что вредно даже однократное употребление
газа, поскольку летучие вещества нарушают функционирование центральной
нервной системы, действуют негативно на микроциркуляцию крови и на
клетки мозга. С увеличением стажа этот ущерб организму накапливается,
страдающие от постоянной гипоксии клетки умирают.


Если человек дышал газом редко и недолго, здоровье можно
восстановить, особенно если организм молодой. По словам Алексея
Надеждина, у детского мозга восстановительные и реакционные способности
лучше, чем у взрослого, но и они имеют свой предел.


«В психиатрии известен закон Клерамбо: исход
психического расстройства тем тяжелее, чем в более раннем возрасте оно
началось и чем массивнее органическое повреждение головного мозга, с
которым оно связано. Понятно, что если ребенок начинает злоупотребления с
5-7-летнего возраста, а к 17-18 годам прекратил, полноценного
функционирования психики в дальнейшем ожидать не приходится», —
предупреждает он.


«Полминуты глюков и психоделической жести»


При длительном и настойчивом употреблении токсических веществ
страдают память, мышление, возникают частые головные боли, появляются
расстройства психики. Эти симптомы проявляются достаточно ярко, и такие
процессы, как правило, необратимы.


«Если человек полностью отказывается от употребления,
ведет здоровый образ жизни, принимает определенные препараты —
последствия нивелируются, но до конца органика не вылечивается», —
подытоживает Решетун.




Без запретов и нравоучений


Официальная статистика, которую приводит Алексей Надеждин,
свидетельствует, что число токсикоманов в России ежегодно снижается. В
2015 году их было зарегистрировано 5 764 человек, в 2016 году — 4 168.
Все это несовершеннолетние в возрасте от 15 до 17 лет.


Реальные цифры, очевидно, больше, ведь многие снифферы просто не
попадают в поле зрения врачей. Бороться с этим явлением запретительными
мерами бесполезно, ведь тогда нужно убрать с полок магазинов все товары,
содержащие летучие вещества.


«Это не проконтролировать вообще никак. Доступ к
покупке есть у всех, а если лекции в школах проводить — это только
привлечет малолетних идиотов к употреблению. К тому же схожие эффекты
имеет большинство хозяйственных растворителей. Если ты можешь открыть
дверь балкона или подставить табуретку под антресоль — ты получаешь
доступ к полноценному психоделику», — рассуждает 18-летний Геннадий.


Имена героев изменены по их просьбе


Виктория Кузьменко




promo toomth august 29, 2015 19:00 178
Buy for 100 tokens
Не смотря на дикие пробки на трассе Керчь-Симферополь, я таки выдвинулся сначала в райцентр Ленино, а потом и в город-спутник Щелкино, а уже от туда попёрся на АЭС. В дикую жару, километров через 5 я понял что зря не взял такси... Пришлось намотать километров 20. В следующий раз возьму транспорт.…
В принципе,для получения "кайфа" вообще никакая химия не нужна. Помню,в летнем лагере несколько придурков просто пережимали друг другу сонную артерию и ловили глюки.
(Anonymous)
Так морганцовку запретили, антибиотики и средства от кашля только по рецепту, толуол из момента убрали и тоже запретили. Теперь вот зажигалки надо запретить.
Придут злые террористы и сделают взрыв пакет. Кислород то же нужно запретить или налог на него ввести.
Страшная вещь скажу я вам!!!

Выпить газ из зажигалки? А воду в решете не пробовали носить? Вы хуже подростков, которые что-то там пьют.. Газ в зажиге под давлением, поэтому жидкий, вскрываешь хлопок, и он газообразый..