Почему я ушёл из Google и начал работать на себя

Источник Why I Quit Google to Work for Myself

Почему я ушёл из Google и начал работать на себя

Последние четыре года я работал разработчиком программного

обеспечения в Google, но 1 февраля уволился, потому что они не сделали
мне подарок на Рождество.

Шучу, на самом деле всё немного сложнее.

Первые два года

Первые два года я любил Google.

Когда при ежегодном опросе сотрудников мне задавали вопрос, вижу ли я
себя в Google через пять лет, я отвечал «разумеется, без вариантов».



Ну конечно я буду в Google через пять лет. Я окружён лучшими
инженерами в мире, использую самые продвинутые инструменты разработки в
мире и кушаю самую бесплатную в мире еду.

Мой обычный день в Google.

Почему я ушёл из Google и начал работать на себя


— Ещё тортика, господин Программист? Он бесплатен в любом количестве.

— Не сегодня, Пьер. Я опаздываю на массаж, он тоже бесплатный
.


Мой последний рейтинг производительности гласил: «Сильно превосходит
ожидания». Если я просто продолжу в том же духе, то скоро меня повысят
до ведущего инженера-программиста (senior). Как это звучит! На
протяжении всей карьеры я смогу говорить: «Да, я был ведущим
инженером-программистом. В Google». Все будут так впечатлены.


Мой менеджер заверил, что повышение близко. По его мнению, я уже
готов. Нужен только правильный проект, чтобы показать комитету по
повышению.


Ваш менеджер вас не продвигает?


Нет, менеджеры в Google не могут продвигать своих прямых сотрудников. У них даже нет права голоса.


Вместо этого решения принимает небольшой комитет
инженеров-программистов и менеджеров высшего звена, которые никогда не
слышали о вас до того дня, когда будут принимать решение о вашем
повышении.


Подаёте заявку, собираете «промо-пакет»: подборку письменных
рекомендаций от коллег, документы по вашим проектам — и пишете
мини-эссе, где излагаете, почему ваша работа заслуживает повышения.


Комитет затем рассматривает ваш пакет вместе с несколькими другими, и целый день они решают, кто получит повышение, а кто нет.


Во время моего двухлетнего медового месяца эта система казалась
великолепной. Конечно же, судьба кандидата должна быть в руках
таинственного комитета, который никогда не видел этого человека. Они не
подвержены кумовству или интригам. Они посмотрят на мои достижения — и
оценят высококачественный код и проницательные инженерные решения.


Система работает иначе


Прежде чем я собрал свой первый промо-пакет, я никогда не думал о механизме, как всё это работает.


В моей голове комитет по продвижению был эдакой всезнающей и
справедливой организацией. Если я каждый день буду выбирать правильные
проблемы для решения, улучшать кодовую базу и помогать эффективно
работать команде, то комитет волшебным образом узнает это — и
вознаградит меня.


Неудивительно, что система работала не так. Мне понадобилось два года, чтобы понять это.


Наивный простачок за работой


Моей основной обязанностью к тому моменту был конвейер легаси-данных.
В течение многих лет он находился в режиме технического обслуживания,
но нагрузка возросла — и конвейер оказывался под давлением. Он часто
тихо умирал или выдавал неправильные данные. На диагностику сбоев
уходило по нескольку дней, потому что никто не писал документацию с
момента первоначальной спецификации дизайна.


Я с гордостью и любовью вернул конвейер к жизни. Исправил десятки
ошибок и написал автоматические тесты для гарантии, что они не появятся
снова. Удалил тысячи строк кода, который либо не использовался, либо
подлежал замене на современные библиотеки. Задокументировал конвейер,
чтобы корпоративные знания были доступны коллегам, а не хранились только
в моей голове.


Как выяснилось при рассмотрении моей заявки на повышение, всё это не
количественные метрики. Я не мог доказать, что это положительно повлияло
на Google.


Или метрики, или ничего не было


Конвейер легаси-данных не выдаёт много метрик. Те же, которые были,
показали как будто ухудшение показателей. Из-за выявленных мной багов
количество багов в системе увеличилось. Количество сбоев тоже выросло,
потому что я запрограммировал систему на быстрый отказ при аномалии, а
не тихую передачу повреждённых данных. Я кардинально уменьшил время на
устранение сбоев, но не было метрик, отслеживающих потраченное время
разработчиков.


Другая моя работа тоже не слишком хорошо выглядела на бумаге.
Несколько раз я откладывал свои проекты на несколько недель или даже
месяцев, чтобы помочь товарищу по команде, который упирался в дедлайн.
Это было правильное решение для команды, но сомнительно выглядело в
промо-пакете. Для комитета по продвижению проект моего товарища по
команде выглядел большой, важной работой, которая требовала участия
нескольких разработчиков. Если они вовлекли меня в свою работу, то это
говорит об их сильных лидерских качествах. А я просто бессмысленный
батрак, чья собственная работа настолько неуместна, что её можно
моментально отложить по любому требованию.


Я представил свой первый промо-пакет — и получил тот ответ, которого
опасался: комитет по продвижению сказал, что мои способности справляться
с техническими сложностями не доказаны и они не видят пользы для
Google.


Обсуждение моего дела в комитете по продвижению.

Почему я ушёл из Google и начал работать на себя


— Я написал документацию по этому компоненту, который никто не понимал, как использовать.

— Любой может написать документацию. Какие метрики показывают пользу для Google?

— Этот ненужный код постоянно ломал наш билд. Я потратил две недели, чтобы вычистить его.

— Удалить код может каждый, и только по-настоящему достойные повышения кандидаты могут написать его.

— Никто не решался испытать новую фичу, которую выкатил Дейв, так что я написал пару end-to-end тестов.

— Вот это достойно повышения!

«Сертификат на повышение ДЛЯ ДЕЙВА, который смело выпустил новую фичу без end-to-end тестов»


Сделанные выводы


Отказ стал тяжёлым ударом, но не сломил меня. Я чувствовал, что
работаю выше своего текущего уровня, но комитет по продвижению этого не
видит. Это можно исправить.


Я решил, что в первые пару лет был слишком наивен. Недостаточно
планировал и не следил, чтобы моя работа оставляла бумажный след.
Теперь, когда я понял систему, то могу продолжать делать ту же самую
хорошую работу, только улучшив учёт.


Например, моя команда получала массу отвлекающих оповещений по
электронной почте из-за ложных тревог. Раньше я бы просто исправил это.
Но теперь я знал: чтобы работа появилась в моем промо-пакете, я должен
сначала настроить метрики, чтобы у нас появились исторические записи
частоты оповещений. К моменту рассмотрения дела у меня будет
впечатляющий график снижения количества оповещений.


Вскоре после этого мне назначили проект. Казалось, он предназначался
для повышения. Система сильно задействовала машинное обучение, которое
было и остаётся горячей темой в Google. Она автоматизировала работу,
которую сотни людей-операторов делали вручную, так что
продемонстрировала бы чёткую, объективную пользу для Google. Кроме того,
в моё подчинение поступает новичок (джун) на время всего проекта.
Обычно это считается дополнительным козырем в комитете по повышению.


Рождественские подарки и пробуждение


Через несколько месяцев Google попала в заголовки новостей,
когда объявила об отказе от давней традиции дарить щедрые
рождественские подарки всем сотрудникам. Вместо этого они потратили
подарочный бюджет на покупку рекламы, замаскированной под благотворительность «хромбуков» для обездоленных школьников.


Вскоре я услышал такой разговор между двумя сотрудниками:

Сотрудник А: фактически, вы по-прежнему получаете подарок.
Такие сокращения расходов увеличивают стоимость акций Google. Вы можете
продать свои акции и купить любой подарок.

Сотрудник Б: что если я скажу жене, что не куплю ей
рождественский подарок, но она может использовать деньги на нашем
банковском счёте и купить подарок, какой захочет?

Сотрудник А: вы находитесь в деловых отношениях с Google.
Если вы разочарованы тем, что Google не ведёт себя «романтично» и не
дарит вам подарки, как вы для своей жены, то у вас ошибочное
представление об отношениях.


Погодите секунду. Так это же у меня деловые отношения с Google.


Может показаться странным, что мне потребовалось два с половиной года
для понимания этого. Но Google реально эффективно старается создать
атмосферу единого сообщества. Она заставляет нас чувствовать, что мы не
просто сотрудники, что мы и есть Google.


Тот разговор заставил меня понять, что я не Google. Я предоставляю платные услуги для Google.


Так что если у нас с Google деловые отношения, которые должны служить
интересам обеих сторон, зачем тратить время на все эти задачи, которые
служат интересам Google, а не моим собственным? Если комитет по
продвижению не вознаграждает за исправление багов или поддержку команды,
зачем я этим занимался?


Оптимизация для повышения


Мой первый отказ в повышении преподал мне неправильный урок. Я думал,
что могу продолжать делать то же работу, но красиво преподнести её
комитету. На самом деле я должен был сделать обратное: выяснить, чего
хочет комитет по продвижению — и заниматься исключительно этим.


Я принял новую стратегию. Перед началом любой задачи я задавал
вопрос: поможет ли это моему продвижению по службе. Если нет, то я не
делал этого.


Моя планка качества для кода упала с уровня «Сможем ли мы
поддерживать его в течение следующих пяти лет?» до «Протянет ли он до
моего повышения?» Я не сообщал об ошибках и не исправлял их, если они не
подвергали риску запуск моего проекта. Я уклонялся от всех обязанностей
по техническому обслуживанию. Я прекратил работать волонтёром в дни
рекрутинга в кампусе. Я снизил количество собеседований с одного-двух в
неделю до нуля.


Затем мой проект отменили


Приоритеты изменились. Руководство передало мой проект другой
дочерней команде в Индии. В обмен та передала нам один из своих
проектов. Это была недокументированная система на устаревшей
инфраструктуре, при этом важнейший компонент в продакшне. Мне поручили
освободить систему от кода индийской команды и перенести на новый
фреймворк, непрерывно сохраняя рабочее состояние в продакшне и увеличив
показатели производительности.


Что касается продвижения по службе, то это отступление на несколько
месяцев назад. Потому что за два месяца я ничего не выдал в отменённом
проекте, так что потраченные месяцы оказались бесполезными. Потребуются
недели для ускорения системы, которая передавалась мне по наследству, и я
мог потерять ещё несколько месяцев на поддержание её в рабочем
состоянии.


Чем я вообще занимаюсь?


В третий раз за шесть месяцев менеджер переназначил меня посреди
проекта. Каждый раз он уверял, что это не имеет никакого отношения к
качеству моей работы, а скорее к некоторым сдвигам в стратегии высшего
руководства или численности команды.


В этот раз я решил отстраниться и оценить, как всё выглядит со
стороны. Забыть о своём менеджере, его менеджерах, комитете по
продвижению. Что если оставить только меня и Google? Что происходит в
наших «деловых отношениях»?


Ну, Google продолжает говорить мне, что не может судить о моей
работе, пока не увидит завершённый проект. Между тем, я не могу
завершить никакой проект, потому что Google прерывает их на полпути и
назначает новые.


Ситуация становилась абсурдной.


Подход комитета по продвижению Google к публикации книг.


Почему я ушёл из Google и начал работать на себя


— В начале книги они узнали, как оживлять динозавров с помощью восстановленной ДНК.

— Вау!

— И тут велоцираптор открывает дверь на кухню!

— О нет! Я уронила карандаши, можешь их собрать, пожалуйста?

— Как я говорил…

— Нет, ты должен начать новый рассказ. Этот прервался, значит, у меня понятия нет о твоих литературных способностях
.


Моя карьера зависела от переменчивого анонимного комитета, который
уделял мне один час своего времени. Независимые от меня управленческие
решения стирали месяцы моего карьерного роста.


Хуже всего, что я не гордился своей работой. Вместо того, чтобы
задавать вопрос: «Как решить сложную проблему?», я спрашивал: «Как
заставить проблему выглядеть сложной для продвижения по службе?» Это
отвратительно.


Даже если я получу повышение, что тогда? Говорят, каждое новое
повышение продвижение экспоненциально сложнее, чем предыдущее. Чтобы
продолжать карьеру, мне нужны ещё более масштабные проекты, включающие
сотрудничество с большим количеством партнёрских команд. Но это просто
означало, что проект может потерпеть неудачу из-за ещё большего
количества неподконтрольных мне факторов, стерев месяцы или годы моей
жизни.


Какая альтернатива?


Примерно в это же время я обнаружил Indie Hackers.


Почему я ушёл из Google и начал работать на себя


Скриншот сайта Indie Hackers


Это онлайн-сообщество для основателей маленьких предприятий по
разработке ПО. Ключевое слово «маленьких». Это не будущие Цукерберги, а
те, кто хочет построить скромный прибыльный бизнес, дающий средства к
существованию.


Меня всегда интересовала возможность создания собственной софтверной
компании, но я представлял только вариант основания стартапа в
Кремниевой долины. Я думал, что основатель такой компании тратит
основную часть времени на поиск инвестиций, а остальную часть — на то,
как привлечь следующий миллион пользователей.


Инди-хакеры — заманчивая альтернатива. Большинство из них построили
бизнес на собственные сбережения или как побочные проекты в свободное от
основной работы время. Они не искали инвесторов и, разумеется, не
доказывали свою состоятельность перед анонимными комитетами.


Конечно, есть и минусы. Их доход менее устойчивый, и здесь больше
разных катастрофических рисков. Если я когда-нибудь совершу ошибку в
Google, которая обойдётся компании в $10 млн, то не испытаю никаких
последствий. Меня попросят написать документ с анализом событий
post-mortem — и все порадуются усвоенному уроку. Для большинства
независимых основателей ошибка в $10 млн означает разорение бизнеса и
выплату долга в течение нескольких жизней.


Участники сообщества Indie Hackers пленили меня, потому что они
полностью контролируют ситуацию. Независимо от того, испытал бизнес
безудержный успех или многолетний застой, они остаются главными. В
Google я не контролировал даже собственные проекты, не говоря уже о
карьерном росте или руководстве своей командой.


Я думал об этом несколько месяцев и наконец решился. Я хотел стать инди-хакером.


Последнее, прежде чем уйти


У меня все ещё оставались незавершенные дела в Google. Потратив три
года на попытки повышения, я возненавидел идею уйти ни с чем, без
единого завершённого дела. Осталось всего несколько месяцев до той даты,
когда я мог подать повторную заявку на повышение, поэтому я решил
попробовать ещё раз.


За шесть недель до этой даты мой проект отменили. Снова.


Вообще-то, всю мою команду отменили. Это достаточно распространённое
явление в Google, для которого существует эвфемизм: дефрагментация.
Руководство передало проекты моей команды другой дочерней команде в
Индии. Я и мои коллеги должны были начинать всё сначала в разных
подразделениях компании.


Я всё равно подал заявку на повышение. Несколько недель спустя мой
менеджер прочёл мне результаты. Мой рейтинг производительности был
«Превосходно», самый высокий из возможных, который получают только около
5% сотрудников за каждый цикл. Комитет по повышению отметил, что за
последние шесть месяцев я чётко продемонстрировал работу на уровне
«сеньора». По сути, в течение этих месяцев я занимался оптимизацией
метрик для повышения.


Но они выразили ощущение, что шесть месяцев — недостаточно долгий срок, так что… удачи в следующий раз.


Менеджер сказал, что у меня высокие шансы на повышение через шесть
месяцев, если я буду так же качественно работать. Не могу сказать, что
это не звучало соблазнительно, но к тому моменту я слышал слова об
«отличном шансе на повышение через шесть месяцев» в течение последних
двух лет.


Пришло время уходить.


Что дальше?


Когда я говорю людям, что ушёл из Google, они предполагают, что у
меня блестящая идея стартапа. Только идиот оставит такую хорошо
оплачиваемую работу как инженер-программист в Google.


Но я действительно идиот без идей.


Мой план — попробовать по несколько месяцев разные проекты и посмотреть, какой из них словит волну, например:

* Продолжать работать над KetoHub и попробовать сделать его прибыльным.

* Создать бизнес на основе SIA, технологии распределенного хранения, о которой я часто писал.

* Потратить больше времени на написание статей и поискать варианты заработать на этом.


Google был отличным местом для работы, и я там научился многим ценным
навыкам. Уходить было тяжело, потому что предстояло ещё столько узнать.
Но работодатели вроде Google останутся всегда, а у меня не всегда будет
свобода основать собственную компанию. Поэтому я с нетерпением жду,
куда меня приведёт этот путь.


Есть информация, что сотрудники Google, которые уходят из компании
(например, чтобы попробовать свои силы в стартапах) могут легко
вернуться и без проблем получить прежнюю должность в течение нескольких
лет, так что люди вроде автора этой статьи практически ничем не рискуют.
Хотя нужно учесть, что высказанная им критика может повлиять на решение
компании о приёме его обратно. — прим. пер.





promo toomth august 29, 2015 19:00 178
Buy for 100 tokens
Не смотря на дикие пробки на трассе Керчь-Симферополь, я таки выдвинулся сначала в райцентр Ленино, а потом и в город-спутник Щелкино, а уже от туда попёрся на АЭС. В дикую жару, километров через 5 я понял что зря не взял такси... Пришлось намотать километров 20. В следующий раз возьму транспорт.…
Вынужден Вас разочаровать.
Но ни одна компания, которая разрабатывает коммерческое ПО не заинтересована в инновационных разработках внутри неё самой.

Хотите примеров? Их есть у меня. Берём Microsoft. Active Directory в общем и целом. OpenLDAP, не оно? А Kerberos от MS не пробовали сравнить с изначальным? Лучше не надо. Не пробуйте.

Android от Google. Отличная платформа, пока Вы не возжелаете собрать себе прошивку по программе AOSP. И тут, глядя на исходники, Вас ожидает море открытий. И насчёт ядра системы (kernel space), и насчёт библиотек, лежащих в основе оной (и используемых в user space). Привет тому же OpenCV, которая используется для практически всей работы с камерой.

Apple? Ну единственное, на что они выделили денег, это был clang, благодаря которому фан-бои FreeBSD наконец-то получили возможность собрать свою ОС чем-то, отличным от gcc. Всё остальное? Молчу-молчу-молчу...

У коммерческих контор нет задачи инвестирования. У них есть задача получения прибылей для акционеров и владельцев бизнеса. И им проще «взять готовое», чем долбиться с тестированием, разработкой from ground-up и прочими девелоперскими радостями и невинными развлечениями. Если Вы не входите в число владельцев бизнеса/директоров/акционеров, то всё остальное мимо Вас. Просто потому, что да, Вы всего-навсего наёмный сотрудник. Следовательно, компания имеет полнейшее право оценивать Ваш труд согласно критериев, принятых в копании. И ни как не оповещать Вас об этом. Ну и всё остальное по тексту.

У Вас очень верные выводы.
Re: Вынужден Вас разочаровать.
Круть. я половины слов даже не знаю))
Re: Вынужден Вас разочаровать.
Да. Я в прошлом профессиональный военный, получивший образование в военном ВУЗе (техническом) времён ещё СССР.
Позже воевал наёмником. Русским наёмником, уточню.
Теперь проклятый коммерс, одно из направлений бизнеса которого, это информбезопасность, embedding, linux. Сам пишу на C и bash. Основная используемая ОС у меня это Gentoo или Hardened Gentoo для серверов. Всё хорошо не только с той же OpenWRT, но и с платформами виртуализации (qemu-kvm, xen, vmware). Много чего прошло через руки. Собственно, коммент выше, это чисто так... навскидку и не целясь особо.

Обращайтесь по данной тематике, если смогу чем-то помочь, то безусловно помогу. Но... да, я, знаете ли, ватник-антикоммунист по своим политическим убеждениям и верун христанутый по религиозным. Если это не помешает. =)))

UPD. Чисто подкола ради. =))) Хотя, в каждой шутке есть только доля этой самой шутки. =)))


Edited at 2018-03-06 07:41 am (UTC)
Отбрасывая все детали и оттенки - сегодня в тренде НЕПОРЯДОЧНОСТЬ по отношению к работникам.
Если еще круче - это рабовладение ХХI века(((
ну это свойственно для капитализма вообще.

Издержки риботы в большой конторе