1 октября вступила в силу самая жёсткая часть «закона Яровой». Подробно.

1 июля в России вступила в силу наиболее обсуждаемая часть «пакета» депутата Ирины Яровой — операторы связи и сервисы должны хранить данные и предоставлять спецслужбам по запросу. Целый ряд законопроектов приняли под предлогом борьбы с терроризмом.

«Закон Яровой» затрагивает всех организаторов распространения информации (ОРИ). Сервис по закону должен сообщить Роскомнадзору о том, что он таковым является, но есть ещё и принудительный порядок включения в реестр: ведомство под угрозой блокировки и на основании запроса силовиков просит прислать информацию в течение пяти дней.

Под ОРИ подразумеваются соцсети (например, «ВКонтакте» и «Одноклассники») и мессенджеры. Под определение также попадают любые сервисы, используемые для переписки (например «почта «Яндекса» и «Яндекс.Диск», «Mail.Ru Агент» и «Облако@Mail.Ru»).

Однако Роскомнадзор включает компании в реестр ОРИ избирательно. В нём нет Viber и WhatsApp, хотя есть Telegram (из-за претензий силовиков). В список также внесли Snapchat, «Хабрахабр», Liveinternet и Badoo, но нет Twitter, Instagram и сервисов Google.

Первая часть «пакета» Яровой» заработала 20 июля 2016 года. За это время по новым «террористическим» статьям Уголовного кодекса вынесли немало приговоров.


  • Терроризм. После вступления закона в силу только в 2016 году число приговоров по «террористическим статьям» выросло более чем в два раза по сравнению с 2015 годом, отмечало Би-би-си. Пока известно, что силовики квалифицировали только одно дело как «акт международного терроризма» — об убийстве российского посла Андрея Карлова в Турции;


  • Миссионерская деятельность. По закону можно заниматься такой деятельностью только с регистрацией, в предназначенных для этого помещениях и со специальными маркировками на изданиях. Известно о множестве крайне спорных случаев. Например, о задержании преподавателя после лекции по йоге в Петербурге, уничтожении экземпляров Библии «Армии спасения» во Владивостоке, штрафе христиан-баптистов за организацию детского летнего лагеря в Ноябрьске;

  • Недоносительство, к примеру, о подготовке теракта или мятежа. Некоторые жители России уже получили приговоры по такой статье. Жителя Астрахани Улугбека Гафурова оштрафовали на 70 тысяч рублей за то, что он не рассказал об пребывании своего знакомого в лагере боевиков. Жителя Грозного заподозрили в том, что он умолчал о намерениях приятеля примкнуть к террористам в Сирии. Недоносительство на близких родственников остаётся конституционным правом.

1 июля вступили в силу «минимальные», но всё равно беспрецедентные требования. С этой даты операторы сотовой и других видов связи должны полгода хранить записи звонков, электронные сообщения и SMS-сообщения. Если ФСБ пришлёт запрос, компании должны передать данные. Это касается пользователей:


  • которые зарегистрировались или авторизовались через IP-адрес на территории России;

  • которые указали при регистрации в сервисе российский паспорт или другой российский документ, удостоверяющий личность;

  • чьи географические данные указывают на нахождение в России;

  • которые указали в сервисе телефонный номер, выданный российским оператором;

  • о местоположении которых ОРИ знает от госорганов, «осуществляющих оперативно-разыскную деятельность».

С 1 октября провайдеры должны будут хранить пользовательский интернет-трафик примерно за 30 суток и по запросу предоставлять данные спецслужбам. В дата-центрах отведут определённое пространство, рассчитанное из объёма трафика пользователя за 30 дней до начала работы хранилища. Если трафик вырастет, то старые данные станут доступны уже не в течение 30 дней, а на меньший срок. В ближайшие 5 лет операторы обязаны ежегодно наращивать ёмкости для хранения на 15%.

Изначально требования о хранении интернет-трафика должны были вступить в силу не 1 октября, а 1 июля. Однако операторы пожаловались на неизбежные затраты и невозможность соблюдать сразу все новые правила, — правительство перенесло дату. Также по «закону Яровой» хотели обязать операторов хранить данные 3 года, но позже сроки сократили из-за критики в отрасли.

Беспрецедентные затраты, которые ложатся на операторов. Российский союз промышленников оценил расходы на реализацию закона в 10 триллионов рублей. ФСБ и Министерство связи уверены, что провайдеры потратят приблизительно 4,5 триллиона рублей на оборудование и инфраструктуру для выполнения «закона Яровой». Даже официальные расчёты в 2,7 раза больше, чем расходы всей отрасли в 2016 году. По оценкам предпринимателей, операторы «большой тройки» («МегаФон», МТС и «Билайн») только до конца 2018 года потратят до 100 миллиардов рублей. По мнению «Вымпелкома» (владеет «Билайном»), закон ударит по маленьким операторам, которые не смогут пойти на столь большие затраты.

Грядущее повышение цен на связь и интернет — это прямое последствие первого пункта, поскольку компании компенсируют свои затраты. «Дом.ru» повысил тариф с 1 июня, рост цен также ожидается у других провайдеров. «МегаФон» ещё в 2017 году заявлял об «однозначном» повышении тарифов из-за закона. В правительстве просили операторов не увеличивать цены более чем на 5%, однако как получится на самом деле — пока неизвестно.

Спорная эффективность. По оценкам дочерней структуры «Ростелекома», провайдеры должны будут хранить до 157 миллиардов гигабайт. Для сравнения: в 2009 году совокупный объём данных в международном интернете составил почти 500 миллиардов гигабайт. Непонятно, зачем хранить столько информации, если значительная её часть передаётся в зашифрованном виде. Также неизвестно, окажутся ли такие меры полезными в борьбе с терроризмом, ведь, по мнению журналистов, преступники просто уйдут из российских сервисов.

Задержка подзаконных актов и нехватка оборудования. Пояснения правительства — например, какое нужно оборудование — должны были выйти в конце 2017 года, но появились только в апреле 2018. Из-за задержек операторы сомневались, смогут ли они выполнять закон с 1 июля. Компании также жаловались на нехватку сертифицированного оборудования на рынке: «Ростелеком» пояснял, что из-за этого выполнять закон будет «затруднительно».

«Белые» пятна при сотрудничестве с ФСБ. Операторам даже перед вступлением закона в силу не ясно, как они будут работать со спецслужбами и что делать с данными, если они захотят сменить поставщика по хранению трафика. Вероятно, провайдера в каждом регионе будет контролировать региональное управление ФСБ. Ещё одна проблема связана с требованием «закона Яровой», согласно которому компания прекращает оказывать абоненту услуги, если его данные в договоре расходятся с фактическими. До сих пор непонятно, на основании чего силовики будут обнаруживать несоответствия — а это уже грозит проблемами для добросовестных пользователей. Также операторы не понимают, какие именно данные нужно будет предоставлять в ФСБ.

Нарушение прав на тайну переписки и неприкосновенность частной жизни. Правозащитники, среди которых Amnesty International, Freedom House и Совет по правам человека при президенте России, регулярно критиковали «закон Яровой». По мнению организаций, российские власти с помощью «антиэкстремистского законодательства» нарушают базовые принципы Конституции и право на свободу мнения.

Кто заработает на новом законе ?

Действующие производители СОРМ — системы оперативно-розыскных мероприятий — нужно установить всем операторам для выполнения «закона Яровой». Эксперты при правительстве поясняли, что в существующие интернет-сервисы невозможно внедрить типовое оборудование для хранения данных, в связи с чем нужно разработать новое. К тому же, из-за роста объёмов хранения, провайдерам придётся устанавливать дополнительное оборудование. Крупнейший российский производитель «Норси-Транс» предложил комплексы, которые только операторам связи обойдутся не менее чем в 760 миллиардов рублей.

Среди поставщиков оборудования — «Ростех», «Ростелеком» и приближённые к Алишеру Усманову. Обязательства по выбору поставщика оборудования нет, поэтому операторы ищут разные способы хранения информации. К примеру, «МегаФон» тестировал комплекс от «Национальных технологий» (51% принадлежит «Ростеху») и «Цитадели», которой принадлежит производитель СОРМ под названием «МФИ Софт». «Цитаделью» владеет создатель киберспортивной команды Virtus.pro, которая получила 100 миллионов долларов от бизнесмена и основного акционера «МегаФона» Алишера Усманова. Такое же оборудование планирует создать «Ростелеком».
promo toomth august 29, 2015 19:00 180
Buy for 100 tokens
Не смотря на дикие пробки на трассе Керчь-Симферополь, я таки выдвинулся сначала в райцентр Ленино, а потом и в город-спутник Щелкино, а уже от туда попёрся на АЭС. В дикую жару, километров через 5 я понял что зря не взял такси... Пришлось намотать километров 20. В следующий раз возьму транспорт.…
В облаках пусть хранят, горных :))